На главную
 
Сергей Середенко. Таллин

Отрезвление Эстонии
 

 
  
 


Оправдательный приговор Димитрию Кленскому, Максиму Реве, Дмитрию Линтеру и Марку Сирыку в Эстонии начали комментировать еще во время звучавших в зале аплодисментов. Можно было бы предположить, что такое решение судьи Харьюского уездного суда Виолетты Кываск вызовет у эстонцев шок - ан нет! Зато признаки отрезвления - есть. И это хорошо, с какой стороны ни смотри.

Кавказский фактор

По существу, дело о трагических событиях 'бронзовой ночи' 2007 года рассматривали сразу два суда - 'суд' эстонской прессы и суд профессиональный. Эстонская пресса свой вердикт вынесла сразу и ждала только его подтверждения из зала настоящего суда. А его, подтверждения, не последовало. Была ли готова Эстония к такому 'облому'? Видимо, да, и причиной тому - летняя истерия по поводу грузино-осетинского конфликта.
Вещи, казалось бы, никак не связанные - но только на первый взгляд. Поздней осенью 2008 года не в одночасье, но факт за фактом, стало выясняться, что виновником августовской войны на Кавказе была Грузия. И что парафразы эстонских политиков на тему 'сегодня мы все - грузины' звучали не просто комично, но и двусмысленно. Итог: в своей новогодней речи президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес вообще не упомянул 'главное политическое событие' уходящего года.
В публикациях о деле 'бронзовой четверки' эстонская пресса фактов не давала вообще. Зачем? Они же виновны! Была полностью проигнорирована презумпция невиновности: о каких конституционных гарантиях для 'подонков' можно говорить?! Репортажи из зала суда в основном были посвящены внешнему виду подсудимых ('выглядели гламурно') и поведению ('вели себя, как звезды'). Поэтому и разошлись решения двух 'судов'.

Кто виноват?

Оправдательный приговор профессионального суда оставляет эстонскому государству, прессе и обществу небогатый выбор: или в событиях 'бронзовой ночи' не виноват никто, или все же виновные есть, но - не оправданная 'четверка'. А если не они, то кто? О 'дублерах' не позаботились... Есть, конечно, надежда на апелляцию и кассацию, однако кислая физиономия прокурора Трийн Бергман после оглашения приговора уверенности в успехе обжалования не излучала.
Можно было, конечно, выгнуть ситуацию в духе торжества независимого правосудия и стабильности Эстонии как правового государства. Однако и тут эйфории нет: политолог Оудекки Лооне пишет: 'После 5 января сего года каждый гражданин Эстонии может с чистым сердцем утверждать, что в Таллине есть судья, способный обеспечить справедливость!'
Разница между 'есть судья' и 'правовым государством' - огромна.
Премьер Андрус Ансип и министр внутренних дел Юри Пихль (вкупе с министром обороны Яаком Аавиксоо и министром юстиции Рейном Лангом), которых русские Эстонии в глаза называют непосредственными организаторами 'бронзовой ночи', уже отказались комментировать оправдательный приговор. Потому что в правовом государстве, оказывается, правосудие отправляется исключительно судом. Куда-то испарились хлесткие заявления о строгих наказаниях для 'виновных'. Собственно, испарились они гораздо раньше, а добила их сама прокуратура, потребовавшая для подсудимых условного наказания.
Президент страны, умудрившийся в глазах русских в виновники 'бронзовой ночи' не попасть, отмолчался по тем же причинам. Рупор эстонских правых Марко Михкельсон заявил, что 'такое решение идет вразрез с народным чувством справедливости', добавив, однако, что 'Эстония - правовое государство, и суд у нас независим. Вопрос скорее в том, как хорошо была подготовлена обвиняющая сторона'. Это - тоже распространенный мотив: мол, Охранная полиция плохо провела следствие, а прокуратура плохо представила доказательства обвинения...
Выступая на процессе свидетелем защиты Димитрия Кленского, могу заверить, что прокуратура отработала 'хорошо' - одни и те же вопросы задавала раза по четыре, в надежде получить устраивающий ее ответ, причем суд этому нисколько не препятствовал. Однако прокуратура играла теми картами, которые сдала ей Охранная полиция, а в чем черпала свое вдохновение последняя - одному Богу известно. Был заказ - это очевидно. И было чувство безнаказанности, порожденное 'бронзовой ночью'.

С логикой не в ладах

Завершившийся суд затмил собой полсотни других уголовных дел, и еще полсотни дел административных, связанных с событиями апреля 2007 года. При этом сам процесс 'бронзовой четверки' был демонстративно отделен от всех остальных, что вызывает целый ряд вопросов.
И больше всего недоумения у логически мыслящего человека должно было вызывать то обстоятельство, что ни одной очной ставки 'организаторов' беспорядков с 'исполнителями' проведено не было. Более того, до ареста Марка Сирыка Димитрий Кленский даже не подозревал о существовании этого молодого человека - о какой 'организации' тут вообще можно говорить?
Если же исходить из версии 'попытки государственного переворота', немедленно, по горячим следам предложенной ведущими эстонскими политиками, то где связь между волнениями в Таллине и волнениями в Кохтла-Ярве, где тоже продолжаются свои уголовные процессы?
Всех этих вопросов эстонская пресса не поднимала. И получила за это объективную оценку адвокатов защиты: на протяжении всего процесса они отказывались общаться с прессой, хотя жанр 'политического дела' предполагает как раз обратное.
(Об адвокатах следует сказать отдельно. И начать, без сомнения, следует со слов искренней благодарности, так как Леонид Оловянишников, Владимир Садеков и Александр Кустов защищали 'четверку' бесплатно. Русские адвокаты в Эстонии - вообще штучный товар; их нехватка до сих пор ощущается самым острейшим образом. Доверие в политических процессах к эстонским адвокатам, а их, разумеется, подавляющее большинство - тоже тема для отдельного разговора.)

Обыватели остались 'в дураках'

Как результат всего вышеизложенного, 5 января стал для эстонских политиков своеобразным 'днем согласия'. Так, даже лидер ультраправого IRL Март Лаар согласился... с недавним подсудимым: 'Эстонию ждут тяжелые времена, сказал один из 'героев' апрельского мятежа Дмитрий Линтер, выходя уже свободным человеком из зала суда. И это, по всей видимости, первый раз, когда я должен согласиться с его мнением: у Эстонии после этого судебного решения впереди действительно тяжелые времена'.
Какой прогресс по сравнению с 'Мы не будем разговаривать с уличными политиками!' Примеры такого 'согласия' можно привести еще, но тенденция понятна.
Обманутым же в итоге остался эстонский обыватель. После того, как в начале декабря прокуратура озвучила свои требования в виде условного заключения, обыватель стал недоумевать. За разгромленный город - четыре года условно?
Предельно четко реакцию обывателя описал бывший посол Эстонии в России, записной русофоб Март Хельме: 'Гражданин не понимает, почему подсудимым в суде предоставляется возможность публично издеваться над Эстонским государством, эстонцами и их языком, почему не пресекается их политическое подстрекательство в зале суда, почему к ним не применяются предусмотренные законом санкции и наказания за оскорбление суда, и вообще, почему этот судебный фарс так долго тянется. Добавьте к этому еще фоном поиски левыми интеллектуалами виновных на стороне эстонцев, и горечь и непонимание, которые ощущает средний эстонец, станут особенно очевидными'.
Что тут сказать? Обмануть можно лишь того, кто сам готов обмануться. 'Среднего эстонца' действительно ждут впереди тяжелые времена. Пора из 'хозяев' становиться просто людьми. Быть человеком - это тоже неплохо.